Image Image Image Image Image Image Image Image Image Image

Armenian Global Community | Вместе в светлое будущее!

Scroll to top

Top

Нет комментариев

Как возрождаются традиции виноделия Армении

Генри Джеффрис посетил страну, в которой возрождаются богатые винодельческие традиции.

Вдоль главной дороги в Иран, проходящей через провинцию Вайоц Дзор, примерно через каждые 100 метров стоят прилавки, на которых продаются помидоры, арбузы и кока-кола. Я ехал с итальянским бизнесменом армянского происхождения Зориком Гарибяном и его женой Ераз. Они предложили мне остановиться в одной из таких лавок. Присмотревшись повнимательнее я понял, что в бутылках не кока-кола, а красное вино, хитро упакованное для нелегального ввоза в Исламскую Республику Иран. Зайдя в соседний дом, застали самого винодела с сигаретой во рту, Айказа Карапетяна, делающего молодое вино в пластиковых бутылках. “Никаких добавок”, – сказал он. Вино было натуральное, с приятным запахом, как молодой Божоле с теми же цветочными качествами. Затем мы отправились в его подвал, чтобы попробовать старые сорта вина. У вина 2015 года был выраженный запах уксуса. Вино 2012 года имело запах старых носков.




Армянские виноградники, часть великолепных пейзажей страны

Семья Гарибян использует тот же сорт винограда, Арени Нуар, но их вино совсем другого качества. Винный завод Гарибянов называется Zorah и производит красное вино, Karasi, которое стоит около £ 25 в лондонских магазинах. Они оба – армяне из диаспоры: Зорик вырос в Италии, а Ераз в Лондоне и Нью-Йорке. Они планировали приобрести виноградники в Тоскане, но после поездки на родину в 1998 решили заняться виноделием в Армении.

“Можно сказать я вернулся домой”, – рассказывает мне Зорик. В 2000 году они открыли для себя регион Вайоц Дзор, главным городом которого является Арени (давший имя виноградному сорту). Регион – настоящий виноградный рай. Это единственный регион Армении в котором нет виноградной филлоксеры (вредного насекомого для коммерческой виноградной лозы); там много солнечного света, но виноградные гроздья сохраняют свою кислотность. “Горная высота придаёт винограду его натуральную свежесть”, – объясняет Зорик.

Пейзаж с обрывистыми скалами, пещерами и древними монастырями мог бы стать прекрасным местом для съёмки нового фильма Индианы Джонса. Засушливые горы покрыты отчетливыми культивированными зонами, одной из которых являются главные виноградники Zorah. Винный завод появился на свет благодаря оросительной системе, недавно построенной на деньги Всемирного Банка. После того, как Гарибяны купили землю, эксперты в Армении, а также из Италии рекомендовали им посадить Каберне Совиньон. «Когда мы говорили, что хотели бы работать с местными сортами, люди смеялись над нами, – говорит Зорик. Итальянский энолог, Альберто Антонини, однако, видел потенциал в Арени Нуар. После нескольких лет экспериментов с различными видами Areni они посадили виноградники в 2006 году.

Первый винтаж 2010 года. Они мгновенно поняли, что им удалось создать нечто исключительное. По началу было нелегко. В первые годы вино делали в гараже. Потребовалось немало времени, чтобы построить собственный винный завод, потому что по словам Зорика «у местных жителей все еще советский менталитет». По-видимому, в их провинции есть только одна бетономешалка. Для соответствия строгим стандартам при изготовлении своего вина, Гарибянам пришлось импортировать все из Италии: прессы, бродильные аппараты, бочки, бутылки, этикетки и коробки. Они даже не знают, сколько потратили на свой проект. «Виноделие не математика», – говорит Зорик.

Помимо местных сортов, им хотелось также использовать армянские методы, такие как выдержка вина в глиняных сосудах (“Карас” – на армянском языке). Изначально для выдержки использовались бочки, от которых передавался аромат дерева, теперь они просто используют карасы и итальянские botti (огромные деревянные бочки, которые не добавляют аромат дерева). Вы можете сами почувствовать разницу на вкус. Недавние винтажи имеют совершенно новую бодрость. Zorah делает специальный кюв, Ераз (в честь его жены, слово означает “мечта” на армянском языке), из заброшенного виноградника, которому примерно 100 лет. Виноградник находятся на высоте 1600 метров над уровнем моря и добраться до него можно за 45 минут подымаясь по горной дороге на джипе. На самом деле виноградник – не совсем подходящее слово, поскольку виноградные лозы Areni дико растут среди валунов и ореховых деревьев. «Было столько эмоций, когда мы обнаружили этот виноградник. Зорик и Альберто были похожи на детей в кондитерской», – говорит Ераз. Винтаж 2014 года, который ещё не в продаже, это, несомненно, одно из лучших вин, которые я пробовал в этом году.

Из винодельни Zorah видно зияющую пещеру в скале. Именно там археолог Борис Гаспарян нашел следы виноделия датируемые примерно 4000 г. до н.э. Мы прошлись вокруг частично раскопанного, закрытого для посещений, участка. Борис указал мне на сосуды, похожие на амфоры Зорика. Затем он указал на другие сосуды, в которых содержались следы костей и крови, вероятно, следствие человеческих жертвоприношений или вышедшей из-под контроля вечеринки. Следы древней винодельческой культуры в Армении повсюду: на монастырях, церквях и даже на зданиях советских времен можно заметить мотивы с виноградной лозой. Я видел дикий, лесной виноград, vitis sylvestris, растущий вдоль рек на всей территории страны, на обочинах дорог, а в ресторанах и семейных домах, амфоры, такие как те, которые видел на винодельне Zorah.

Карасы – глиняные сосуды, напоминающие амфоры

Никто больше не использует карасы для изготовления вина. Никто даже не знает, как их делать, поэтому Гарибянам ничего не остаётся, как доставать их из подвалов людей. Армения потеряла связь со своими винными корнями. После Первой мировой войны и массовых убийств турками, армяне рассеялись по всему миру, маленькая часть осталась жить на клочке территории, которую удалось сохранить. Но и эта маленькая горная страна вскоре была захвачена большевиками. Как говорится, Армения оказалась между молотом и наковальней. Армяне так сильно пострадали в период Османов, что советское правление для них не самый горький опыт. Однако, советское правление несло за собой катастрофическая последствия для виноделия. «Советские власти полностью разорвали связь», – говорит Зорик. Центральный комитет выбрал Грузию для производства вина, а Армению для производства коньяка. У Зорика есть карас 1957 года, но начиная с 60-ых люди перестали делать свои глиняные сосуды, а затем и вовсе производить своё вино.

Далее последовал очередной ряд невзгод (характерная черта армянской истории): землетрясение 1988 года, сразу после распада Советского Союза, война с Азербайджаном за Нагорный-Карабах (примечание редакции: современная независимая Республика Арцах). Армения по-прежнему является неустойчивой страной. Люди не исключают возможное нападение со стороны турок, монголов или персов в любой момент. Тем не менее, у Еревана много атрибутов современного города, это и бесплатный wi-fi, ремесленное пиво и винные бары. В одном из таких баров, под названием Wine Republic, я попробовал несколько хороших простых вин мелких производителей, включая Van Ardi и Sarduri. Качественное вино такого рода в Армении производится с недавних времён. “Пять лет назад такого вина просто не существовало”, – говорит Зорик, указывая на бутылку. Винные бары, однако, для зажиточной части вселения. Бутилированное вино для большинства людей просто не по карману.

Гарибяны – не единственные армяне из диаспоры, связанные с винным бизнесом. Ваге Кешгерян, родом из Ливана, производитель вина в Италии, управляет консалтинговой компанией по винам в Ереване, которая называется Semina Consulting. Недавно они создали инкубатор для снабжения армянских виноделов местными сортами. Но для его самого крупного проекта, Karas, используется в основном всемирно известные виноградные сорта, и, несмотря на название, вино не выдерживается в карасах. Проект был создан аргентинцем армянского происхождения, Эдуардо Эрнекяном, сколотившим состояние на владении аэропортов, в том числе и ереванском. В проекте также участвует знаменитый французский энолог Мишель Роллан.

Зорик Гарибян со своими винами

Зорик отчаянно выступает против неместных сортов. В последний вечер перед улётом из Армении я ужинал с Гарибянами, археологом Борисом, Мариной Даллакян и Искуи Манукян из Ереванского Университета, которые каталогизируют местные виноградные лозы. Они были шокированы тем, что кто-то планирует посадить Шардоне для экспорта на российский рынок. Они надеятся, что международный успех Zorah вдохновит других на использование местных сортов Армении. Эта страна богата по своему : древними монастырями (которые были бы забиты туристами в другой стране), великолепной едой и чрезвычайно гордыми и дружелюбными людьми.

Под конец ужина Борис встал и, с бокалом в руке, произнёс тост, который закончился, к моему большому удивлению, цитатой Роберта Бёрнса: «Мое сердце в горах, где б только я не был». Это напомнило мне строки из рассказа Уильяма Сарояна о том, как армяне носят в себе свою страну: «когда двое из них встречаются в любой точке мира, посмотрим, не создадут ли они Новую Армению». Зорик и Ераз именно это и сделали создав винодельню Zorah. Это может стать началом винодельческого возрождения или, как весело говорит Зорик, «все это может исчезнуть на следующий день». В конце концов, это Армения.

© Источник: spectator.co.uk

© Перевод: armeniangc.com – Артем Асрян

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять о
avatar
wpDiscuz