Image Image Image Image Image Image Image Image Image Image

Armenian Global Community | Вместе в светлое будущее!

Scroll to top

Top

Нет комментариев

1990 год. Монте.

Борьба за воссоединение нашей Родины и народа должна работать на победу всех: будь то армяне или не армяне.

Во всем мире экологические проблемы быстро становятся приоритетными. Массовое сознание давно созрело в отношении вопросов окружающей среды. Несмотря на значительные успехи, оно все же остается на уровне слишком низком, чтобы соответствовать его степени важности. Огромный, широко распространенный и непоправимый ущерб уже был причинен огромной доле вод, суши и атмосферы нашей планеты. Только за последние 30 лет сотни (если не тысячи) видов растений и животных вымерли, в то время как многие ученые считают, что, по крайней мере, 2 вида растений вымирают каждый день.

Истощение озона, парниковый эффект, кислотный дождь, загрязнение во всем мире (не говоря уже о локальных формах загрязнения) в сочетании с уничтожением как тропических, так и нетропических лесов наносят ущерб, аналогичный последовательному воздействию ядерной и химической мировой войны. Сложная взаимозависимость мировых экологических систем при такой тенденции ведет к огромным последствиям для будущего человечества.

Длинный и сложный ряд взаимосвязанных факторов является причиной этой быстрой и постоянно ускоряющейся деградации окружающей среды во всем мире.

Монте Мелконян

Капитализм

С момента своего зарождения во время «промышленной революции» «логика» капитализма требовала максимальной и скорейшей фиксации прибыли, в том числе за счет минимальных затрат на производство. Это означало стремление к самой дешевой (т. е. наиболее экстремальной) эксплуатации человеческих и материальных ресурсов. Краткосрочная денежная прибыль вместо долгосрочных интересов людей, природных ресурсов и экологии мира обусловила (неправильное) использование нашей коллективной среды. Капиталистическое видение имеет тенденцию распространяться максимум на всю жизнь одного человека, обычно же на десятилетие, несколько лет или даже несколько месяцев.

Хотя продолжительность жизни одного капиталиста очень коротка по сравнению с эволюционным процессом в мире, у него достаточно времени, чтобы нанести серьезный, долгосрочный, а иногда и необратимый ущерб окружающей среде. «Естественные» запросы на максимальную прибыль обычно идут вразрез с требованиями нашей естественной среды обитания. Сегодня именно эта тенденция является движущей силой деградации нашей планеты. Подавляющее большинство населения мира (не говоря уже о самой природе) не имеет никакого права голоса в «проектах развития» огромных многонациональных корпораций, которые включают в себя интенсивное и зачастую неизбирательное истощение (например  рыболовство с помощью невода) океанических и морских рыб, хищническая добыча подземных минеральных ресурсов, массовое сжигание и рубка лесов, хладнокровная «ликвидация» токсичных отходов путем их ежедневной закачки миллионами тонн в наши реки, океаны и атмосферу, интенсивное использование удобрений и инсектицидов, которые загрязняют наши почвы и системы водоснабжения, отработка и выброс огромных объемов сырья в результате массового производства некоторых излишних потребительских товаров и не перерабатываемых материалов для упаковки и т. д. и т.п.

Такая деградация может привести только к снижению качества и удовлетворительности человеческой жизни, к возможному концу той земной жизни, какой мы ее знаем на сегодняшний день.

Сначала давайте посмотрим на исторический фон этого кризиса.

В то время как колониальная эксплуатация и «промышленная революция» дали Европе средства для скорейшего увеличения темпов роста населения, другие континенты имели иные пути развития.

В Южной, Юго-Восточной и Восточной Азии относительно большие популяции населения развились посредством организации общества и цивилизации на протяжении тысячелетий. Большие речные бассейны, достаточное количество осадков и богатые земли позволили многим регионам содержать большое население. Несмотря на то, что на протяжении большей части истории эти цивилизации оставались преимущественно аграрными, они создали крупные городские центры и разработали различные технологии, которые служили сельскому хозяйству, ремесленничеству, строительству и торговле.

Таким образом, они имели «фору» при демографическом взрыве и в настоящее время являются самыми густонаселенными регионами мира. Случай Африки был совершенно противоположным. Большая часть континента не пригодна для перенаселения (пустыни, густые леса и т.д.). Общая численность его обитателей (исключая некоторые специфические региональные потоки) имела тенденцию к относительно медленному росту и в течение столетий колониального правления, когда широко практиковалась торговля рабами, миллионы были насильственно вывезены на кораблях или по пути погибли от жажды. Это, в сочетании с иного рода тиранической колониальной политикой на континенте (войны, массовые убийства, конфискация земель, убийство диких животных и т. д.), вероятно, даже уменьшило общую численность населения.

В течение последних веков шли значительные волны иммигрантов из Европы, Китая и Индии, но только в последние десятилетия произошел настоящий демографический взрыв. В настоящее время почти во всех африканских странах высокий уровень рождаемости, при этом некоторые группы населения растут на 5% в год! Наряду со снижением цен на сельское хозяйство и сырье, долговым кризисом, иностранным вмешательством в ключевые сектора экономики и т.п. рост населения является важным фактором, сдерживающим развитие многих стран и даже помогшим подтолкнуть их к дальнейшей нищете. В некоторых регионах его давление на окружающую среду было настолько велико, что радикально изменило экологию.

До европейской колонизации Северная и Южная Америка были относительно малонаселенными. Коренные цивилизации Центральной и северо-западной части Южной Америки создали важные городские центры, следовательно, более плотное население, но в целом общая численность населения континента была низкой. С колонизацией миллионы коренных американцев были убиты, трудились до самой смерти как рабы, голодали из-за того, что им отказывали в их традиционном образе жизни и были уничтожены болезнями.

Этому сокращению населения противопоставлялась массовая иммиграция из Европы и миллионы рабов, привезенных из Африки. Позже иммиграция продолжалась со всех частей света. Сегодня демографический бум идет своим чередом по всей Латинской Америке, в то время как высокий уровень потребления в США и Канаде делает их население (в абсолютном выражении, население США уже очень велико) одним из самых обременительных для окружающей среды. В Океании модель во многом совпадает с американской. Регион в целом был относительно малонаселенным, пока не началась европейская колонизация.

Коренные жители часто подвергались жестоким репрессиям и изгнанию на менее пригодные к жизни территории. Массовая иммиграция шла из Южной и Восточной Азии. Сегодня коренные народы часто составляют менее половины, а в некоторых случаях лишь очень небольшую часть от общей численности населения каждой страны. В то время как Австралия относительно переполнена людьми по сегодняшним стандартам («стандартам», которые слишком склонны к перенаселению), в некоторых островных государствах население более плотное.

В Европе население начало резко расти в основном последние 200-300 лет, когда последствия «промышленной революции», финансируемой за счет высасывания ресурсов из колоний во всем мире, позволили большему количеству людей зарабатывать на жизнь за счет несельскохозяйственных работ. Большие концентрации в городских центрах стали возможными и города поглотили все избыточное сельское население. Медицина также продвинулась в этой части мира. Эти факторы дали относительную «фору» Европе при мировом демографическом взрыве.

Геометрическая прогрессия не прервалась после Второй Мировой. Выравнивание темпов роста произошло совсем недавно. Сочетание программ социального и пенсионного обеспечения, успешного образования, расширения возможностей для социальной и культурной деятельности, улучшения положения женщин и легкодоступных средств контрацепции привело к общему замедлению роста населения и в некоторых случаях к постепенной тенденции демографического снижения. Большинство стран уже относительно густонаселенны и исчерпали огромные доли своего природного богатства.

Однако многие капиталистические государства, особенно крупные компании, занимающиеся потребительскими товарами, рассматривают ослабление демографического давления как «кризис» (игнорируя при этом реальный кризис перенаселения). Эта удивительно иррациональная точка зрения основана на очень близоруком и эгоистичном непринятии падения продаж (и, следовательно, прибыли) в рамках немедленных и продленных сделок на срок. Неудивительно, что такие компании лоббируют различные правительственные политики в пользу многодетных семей, а некоторые даже принимают «доброжелательный» имидж «друзей детства».

Франция — это одна из стран, где этот эгоистичный и разрушительный взгляд на вещи обосновался во многих политических кругах. Франция уже значительно сжалась как мировая сила, поэтому государству очень неудобно осознавать, что сокращение населения может означать сокращение общего объема промышленного производства, а также сокращение численности армии. В сегодняшнем мире французскому народу, французской деревне и Франции в целом было бы намного лучше как с меньшими затратами на промышленность, так и с меньшей армией, но эти компании и финансируемые ими политические круги изображают  деторождение как «патриотический поступок».

Таким образом, капитализм создал для себя еще одну дилемму: чем больше он продвигается и делает уступки в социальной сфере, тем больше рост населения ослабевает, создавая меньший рынок (которому он не всегда сможет компенсировать убытки за счет экспорта). Все же обычно называемые «социалистическими» в течение последних 70 лет экономики, подверженные централизованному диктату, во многих, многих отношениях не соответствовали своему  названию. Мы уже упоминали о неспособности решить экологический вопрос. В области демографической политики также применялись ошибочные подходы. Во многих случаях демографический рост поощрялся и принимался в качестве официальной политики.

Самым ярким примером этого был режим Чаушеску, который запрещал любые контрацептивы, но в разные периоды своей истории СССР также делал все возможное, чтобы увеличить рождаемость (и сегодня страна не в состоянии обеспечить население достаточным питанием, жильем, одеждой или услугами). Первой страной, которая выработала серьезную политику демографического контроля, была Китайская Народная Республика, но это произошло настолько поздно, что уже был нанесен большой экологический и экономический ущерб, что привело к увеличению человеческих страданий и отложило необходимый прогресс (особенно инфраструктурный, социальный и экономический) для достижения устойчивого роста уровня жизни.

Во многих других странах, в которых были предприняты искренние усилия по повышению уровня жизни, быстрый рост населения имел перегоняющий характер и предоставлял недостаточное количество трудоемких, дорогостоящих работи (например, Вьетнам, Мозамбик, в некоторой степени Никарагуа и т.д.). К тому времени, когда инфраструктура и объекты будут созданы, они уже перегружены новыми людьми.

В любом случае, как и в промышленно развитых капиталистических государствах, условия, создаваемые относительно развитыми «социалистическими» государствами (а именно, социальное обеспечение и выход на пенсию, здравоохранение, улучшение положения женщин, социальная и культурная деятельность, образование и т.д.), как правило вызывали замедление темпов рождаемости, несмотря на государственную политику ее поощрения. В отличие от аграрной экономики прошлого, где каждый ребенок означал новый доход для семьи, в современной индустриальной экономике каждый ребенок несет новое финансовое бремя.

Социальное обеспечение, образование и способность участвовать в творческой деятельности, кроме деторождения – вот что являются движущими факторами в выравнивании демографической кривой. Действительно, любая экономическая система, претендующая на защиту интересов человеческого рода, должна иметь в качестве одной из своих основных целей создание материальных, культурных и образовательных средств, необходимых для добровольного демографического спада. Окружающая нас среда требует этого.

Теперь мы можем задать вопрос: сколько населения может поддержать мир? Где или какое число будет его пределом? На такие вопросы трудно ответить абсолютно каким-либо образом; однако, несомненно, то, что чем больше население, тем больше нагрузка на окружающую среду. 

Озоновые дыры, парниковый эффект, дожди и широко распространенное загрязнение показывают, что эта нагрузка уже становится фатальной для нашей планеты. Мы, вероятно, уже вышли за разумные пределы численности людей на Земле.

Всего около 200 лет назад общая численность населения мира составляла менее одного миллиарда. 35 лет назад это было «всего» 2,5 миллиарда. Сегодня это около 5,2 миллиарда людей и рост составляет примерно на 85 миллионов в год. Никогда с момента сотворения Земли планета не экспериментировала с таким огромным человеческим населением и никогда в истории человечества материальные потребности каждого человека не были так велики. Более того, обычно прогнозируется, что нынешнее население удвоится в течение следующих 40 лет (или меньше), а некоторые предсказывают, что оно увеличится более чем втрое в следующем столетии (несмотря на то, что рост в некоторых странах выравнивается или даже слегка меняется). По оценкам, от 5 до 3 миллиардов уже живут в условиях бедности. Более одного миллиарда (некоторые говорят, что до 2 миллиардов) недоедают.

Еще большее число людей живут в неадекватных жилищах (или их вообще нет), а еще большее число (в том числе более 3 миллиардов) имеют очень низкий уровень или вообще не имеют образовательных и/или медицинских услуг. Эти статистические данные ставят наш продолжающийся быстрый демографический рост в довольно мрачную перспективу на будущее. Абсолютно верно, что сегодняшний кризис усугубляется экономическими системами, которые недальновидно эксплуатируют, злоупотребляют ресурсами и природным потенциалом.

Слаборазвитые страны, где бедность распространена, втягиваются в замкнутый круг. У них практически нет другого выбора (ожидать народной революции — но даже после успешных революций давление сохраняется, например, в Никарагуа, Мозамбике и т. д.), кроме как передать их сырье и сельскохозяйственную продукцию богатым промышленно развитым странам по самым низким ценам в попытке остановить немедленный экономический коллапс. Если бы политика грубого нажима и принудительное вытягивание ресурсов, которые характеризуют большую часть сегодняшней неравной торговли, были бы заменены подлинно кооперативными, долгосрочными взаимовыгодными отношениями, то большая часть сегодняшних трудностей была бы преодолена.

Кроме того, если бы внутри каждой страны ресурсы распределялись равномернее, и их использование зависело от демократической воли соответствующих групп населения, то существующего потенциала уже было бы достаточно, чтобы надлежащим образом накормить, одеть, заселить и обучить огромную долю тех, кому в настоящее время отказано в этих основных потребностях.

Люди во всем слаборазвитом мире знают об этом, поэтому революционные движения все еще набирают обороты. Однако это не означает, что даже самое эффективное использование ресурсов страны позволит ей удовлетворить потребности всех. Это справедливо уже для многих густонаселенных стран, и, вероятно, станет правдой почти для каждой страны на земле, поскольку демографическая экспансия продолжается. Не вызывает сомнений то, что чем больше население любой страны, тем больше нагрузка на окружающую среду, независимо от того, какая экономическая система находится в игре.

Демографический бум и его влияние на нашу окружающую среду — это проблема, которая является общей для всех экономических систем и от которой страдают практически все страны. В сегодняшнем мире ни одна система или правительство не могут считаться действительно ответственными, если они не имеют функции контроля и восстановления демографического роста. В идеале это должно происходить через создание материально-образовательных основ, необходимых для добровольного сокращения населения.

Взаимосвязь национального вопроса с демографическим ростом

Именно в этой перспективе изменившегося и все же изменяющегося мира, где рост населения является основным фактором ослабления экономики, распространения нищеты и разрушения нашей окружающей среды, мы должны рассмотреть место, которое занимает национальный вопрос в этом явлении. И экология, и экономика все яснее и яснее дают понять, что рост населения противоречит качественным интересам человеческой жизни и может привести к катастрофе.

Теперь это справедливо даже для относительно малонаселенных стран, таких как Монголия, Намибия, Парагвай, Австралия и т. д., где правительствам было бы целесообразно разработать долгосрочную демографическую политику прямо сейчас, а не ждать, пока они окажутся в том же порочном круге чрезмерного населения, бедности, экологической деградации,…

Для стран, границы которых не являются исторически спорными и чье население (или, по крайней мере, его подавляющее большинство) состоит из одного национального субъекта, проблема демографического роста может быть решена относительно прямолинейно. Однако сотни лет войн, строительства империй, колониализма и территориального соперничества сделали сегодняшнюю карту мира действительно очень странной загадкой. Только меньшинство стран имеют границы, которые более или менее точно представляют единую и целостную национальную родину.

Для стран, границы которых не являются исторически спорными и чье население (или, по крайней мере, его подавляющее большинство) состоит из одного национального субъекта, проблема демографического роста может быть решена относительно прямым способом. Однако сотни лет войн, строительства империй, колониализма и территориального соперничества сделали сегодняшнюю карту мира загадкой. Только меньшинство стран имеют границы, которые более или менее точно представляют собой единую и целостную национальную родину.

Это верно не только в отношении Африки, где большинство границ было унаследовано с колониального времени, когда европейские картографы — при поддержке своих армий — очертили свои сферы завоевания, абсолютно не принимая во внимание историю или  этнический состав каждого региона. Это так же относится к «цивилизованной» Европе, где такая страна, как Франция, включает Корсику, половину Каталонии, часть Эускади (родина Басков), Бретань и Эльзас (не говоря уже о колониях на других континентах). Нынешние иррациональные и в значительной степени недобровольные границы мира имеют разрушительные и дестабилизирующие последствия во многих областях.

Все, от крупномасштабной войны до индивидуальных психологических расстройств, можно полностью или частично объяснить сегодняшним геополитическим пазлом, который не соответствует историческим и этическим / национальным реалиям. Географический аспект национального вопроса тесно связан с демографическим аспектом. Благодаря правильным административным или политическим границам десятки (если не сотни) этнических и национальных групп во всем мире считают «национальным долгом» иметь как можно больше детей. Часто эта тенденция продолжается, несмотря на интенсивную переполненность.

Палестинцы являются тому примером. Они считают, что быстрый рост населения (даже в перенаселенной Газе) является необходимым средством, чтобы не потерять опору на своей родине, в конечном итоге восстановить статус большинства и в то же время пополнить свои вооруженные силы боевиками. Ввиду сионистской политики и отсутствия надежды на какое-либо исторически обоснованное решение, они совершенно правильно связывают свой численный рост (даже в перенаселенном секторе Газа) с тем, что не даст им потерять прочное положение на своей родине, чтобы в конечном итоге восстановить статус большинства и тем временем заполнить свои военные силы бойцами. Ввиду сионистской политики и отсутствия надежды на какое-либо исторически обоснованное решение, они совершенно правильно связывают свой численный рост с будущим своего народа.

Северная Ирландия, Тамил-Илам, жители бассейнов рек Амазонки и Ориноко, сикхи и т. д. и т. д. — это лишь несколько примеров некоторых более известных случаев, когда быстрый рост населения считался необходимым для сохранения существования народа. Конечно, еще один случай — наша победа.

Армянский вопрос сегодня: как указывалось ранее (см. Право на борьбу), хотя демография является одним из аспектов, влияющих на национальный вопрос, национальные права нельзя упрощать и сводить к соревнованиям по воспроизводству или миграции (особенно политически мотивированной миграции, чтобы изменить первоначальную национальную структуру данного региона). В мире, управляемом объективным, рациональным мышлением, ни один человек не должен чувствовать, что ему нужно произвести как можно больше детей, чтобы обеспечить национальное существование.

Однако в современном мире все еще доминирует агрессивная, шовинистическая, колониальная, несбалансированная политика исключительности, которая продвигает близорукие или узкие интересы. (Так много всего, что говорят о «современной цивилизации»). Армянский народ давно страдает от такой политики. По сути, сегодня мало что изменилось, поскольку нашему национальному существованию все еще угрожает подобная конфронтационная политика. Именно эта политика побудила подавляющее большинство армян считать деторождение «патриотическим долгом» и необходимым шагом для обеспечения национального существования.

Хотя в большинстве частей диаспоры из-за сильных тенденций к ассимиляции рост деторождения не обязательно означает увеличение числа армян (см. Право на борьбу) в Армении, это действительно работает. Действительно, уровень рождаемости там довольно высокий, особенно для Советского Союза. Однако Армения уже гораздо более густонаселенная, чем большинство стран. Большая часть ее территории не поддается ничему, кроме скудного жилья для людей, в то время как сельскохозяйственные земли, так и ценное сырье относительно скудны. Существует нехватка предметов первой необходимости: еда, жилье, электричество, медицинское обслуживание и т.д.

Кроме того, теперь всем хорошо известны масштабы экологического ущерба — ущерба, который уже имел отзвук как для природы, так и для биологии многих людей, включая детей. Конечно, значительный экологический ущерб был вызван совершенно неуместными промышленными проектами, самонадеянно недорогим распределением отходов и выжиманием из природы всего для достижения количественных целей каждого пятилетнего плана.

Тем не менее, как и везде, в Армении большая численность населения означает большую нагрузку как на экологию, так и на экономику. Ввиду всего этого мы должны переосмыслить вопрос роста населения, его возможных и негативных последствий.

Мы уже рассмотрели некоторые негативные аспекты, поэтому давайте снова обратимся к тому, как демография влияет на перспективы национального будущего. В самой Армении население составляет 90% армян, поэтому региону нашей родины не грозит демографическая «неармянская» опасность. Единственное, что может изменить это (в среднесрочной перспективе), — это вторжение турецкой армии, ядерная война или невообразимая экологическая катастрофа. Эмиграция из Армении находится на подъеме, но вряд ли это приведет к тому, что страна будет с большинством неармянского населения. По крайней мере, при условии, что экономика не обанкротится полностью.

Ситуация в Арцахе (включая районы между Нагорным Карабахом и Арменией) и Нахичевани, безусловно, вызывает обеспокоенность в отношении демографии. Обе области были предметом официальной политики Азербайджана по депопуляции их армянских жителей и заселению их азербайджанцами. В случае Нахичевани это было в значительной степени успешно (хотя это не означает, что этот регион не должен быть реинтегрирован в Армению — см. Право на борьбу).

В случае с Арцахом политика была успешной лишь частично, поэтому подавляющее большинство 70 лет назад сократилось до 75% (что все еще очень важно). Однако за последние 2,5 года власти Азербайджана усилили свои антиармянские репрессии во всех сферах, включая военные нападения и принудительную депортацию. Следовательно, сохранение армянского большинства в этих регионах является важной частью борьбы за национальное самоопределение.

В Ахалкалаки армяне составляют большинство, но есть признаки тенденции к их депопуляции. На другой стороне границы, в Турции, ситуация особенно плохая. Геноцид и спонсируемые государством репрессии, которые продолжаются до сегодняшнего дня, привели к тому, что в этом районе проживает почти 4 миллиона человек, из которых только 20 или 30 000 являются армянами (или считают себя армянами). Здесь опять демографические факторы будут играть роль в любом будущем перераспределении политико-административных границ.

Если география нашей будущей демократии определяется всей исторической Арменией и, следовательно, демография всеми, кто привязан к этой родине (другие жители, исторически обосновавшиеся в регионе тоже), то сегодняшнее общее население Армении, не считая каких-либо иммигрантов из диаспоры, пробудит множество (относительное большинство), но не абсолютное большинство всего населения.

Сегодня это факты, но с эмиграцией из Армении через границу и повышением ее темпа роста (2,8% в год по сравнению с предыдущим показателем в Армении, составлявшим чуть более 2% в год), ситуация может сильно отличаться в течение десятилетия или около того. Поскольку большая часть армянской родины в Турции, чтобы предпринять какие-либо усилия для воссоединения всех ее частей, необходимо учитывать демографический фактор.

В отличие от большинства моих текстов, здесь я не буду делать никаких выводов и не буду делать практических предложений. Цель этого эссе состояла в том, чтобы поставить вопрос, который еще не был серьезно обсужден. До сих пор большинство армян считали само собой разумеющимся, что чем больше у вас детей, тем лучше. Сегодня, чтобы иметь много детей, все еще существует понятное «давление» из-за отсутствия объективного, мирного решения армянского национального вопроса; однако становится все более очевидным, что экологическое равновесие и экономическое развитие, которые также важны для будущего нашей страны, не совпадают с перенаселением той части нашей родины, где сегодня существует армянское государство.

Мой единственный общий совет на данный момент:

Приоритетом сегодня как в диаспоре, так и на нашей родине должно быть качество жизни и качество каждого человека, а не абсолютный акцент на количество. (Здесь под «качеством жизни» я не подразумеваю богатство или ориентированность на потребителя. Скорее я говорю о моральном, образовательном и интеллектуальном развитии, а также физическом здоровье.)

Армянский народ и его государственное устройство должны сформулировать долгосрочную демографическую политику, которая формально признает остроту нашего еще не решенного национального вопроса, а также необходимость восстановления окружающей среды и экономического прогресса.

Борьба за воссоединение нашей Родины и народа должна работать на всех жителей армянской родины, будь то армяне или не армяне.

Монте Мелконян, 24.09.1990

Статья на английском языке: repatarmenia.org

Перевод на русский: Арам Зулумян

0 0 vote
Article Rating
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments