Image Image Image Image Image Image Image Image Image Image

Armenian Global Community | Вместе в светлое будущее!

Scroll to top

Top

Нет комментариев

На гроссмейстера с непредсказуемой игрой возложены надежды всей нации

Шахматист Левон Аронян

В 1988 году началась война между Арменией и соседней советской республикой Азербайджаном в отношении спорного Нагорно-Карабахского региона. Это была еще одна трагедия для Армении после геноцида, совершенного Османской империей, в 1915 году. Когда началась война 1988 года, тысячи этнических армян, которые жили в Азербайджане, покинули свои дома. Одним из них был Меликсет Хачиян, шахматист, который, будучи подростком, изучал эту игру под руководством Тиграна Петросяна, величайшего шахматиста Армении. Хачиян подавал надежды, но он играл в эпоху таких легенд, как Каспаров, Карпов и Таль. Переехав, ему нужно было найти место, где остановиться. Он направился в Ереван, красивую столицу Армении; там Григорий и Седа Ароняны предложили ему комнату в своем скромном доме на окраине города. Вместо платы за аренду они попросили его научить их шестилетнего мальчика Левона играть в шахматы.




 

Спустя три года, вскоре после распада Советского Союза, когда Армения стала независимой страной, Левон Аронян под наставничеством Хачияна бросил школу, чтобы уделять все свое время шахматам. Сейчас тридцатичетырехлетний Аронян занимает седьмое место в мире и имеет один из самых высоких рейтингов в истории шахмат. Армения, нация в три миллиона человек, постоянно преуспевает в этой области. Столько игроков из Армении достигли желанного статуса гроссмейстера, сколько не из одной другой страны, Армения также выиграла мужское золото на трех из последних шести шахматных олимпиад, что является большой честью для национальной сборной. Президент Армении также является главой шахматной ассоциации страны, и он возглавил шахматную революцию: Армения теперь единственная страна, где шахматы являются обязательной частью учебной программы, а лучшие игроки получают государственную стипендию. Как сказал американский писатель Питер Балакян: «Для маленькой, не имеющей выхода к морю страны шахматы – это особенно изобретательный и эффективный способ мобилизации как состязательного духа, так и спортивной конкуренции и интеллектуальной дисциплины без необходимости в огромных инфраструктурных ресурсах и, конечно же, финансовых расходах».

Аронян выиграл десятки турниров и завоевал мировое восхищение, он стал настоящей звездой в своей родной стране, но ему еще предстоит выиграть главный приз – чемпионат мира. Он вырос, – по его словам, – в окружении напоминаний о времени «когда твоя страна была сильной страной». И чем дольше он надеется на нацию, нуждающуюся в его собственном успехе, тем сложнее, кажется, становится реализовать свой огромный потенциал.

Впервые я увидел игру Ароняна в 2015 году на «блиц», высокоскоростном шахматном турнире в Берлине. Большинство ведущих шахматистов кажутся глубоко обиженными на турнире; Аронян, кажется, ждет опытных. Прошлым летом мы встретились в шикарном новом отеле в центре Еревана. Когда мы обедали, люди

пристально смотрели на нас и делали селфи. Аронян ошеломителен и очарователен, с неопрятными волосами и более кричащей одеждой, чем у его сверстников, играющих в шахматы. Его шахматные навыки помогли ему выйти из нищеты. В годы после приобретения независимости, блокады с Турцией и Азербайджаном, которые все еще сохраняются, торговля была приостановлена. Отсутствие электричества было обычным явлением тогда; Аронян и Хачиян часто тренировались при свечах, по шесть часов в день. Ароняну нравилась концепция жертвоприношения и идея о том, что он мог делать всё, что угодно, пока не достигнет одной цели – убьет короля. Он мало проводил времени с друзьями, лишившись дружеских отношений и атрибутов детства.

Аронян и Хачиян начали играть в шахматных клубах Еревана. Вскоре Аронян стал выигрывать турниры и делать деньги на стороне, побеждая бизнесменов в лобби отелей. Спонсоры с краткосрочными вложениями приходили и уходили; авиапочтовая фирма вложила наличные деньги – в один момент Аронян даже отправился за границу с почтой. К тому времени, когда ему было тринадцать, он прилагал достаточно усилий, чтобы помочь своей семье. Им нужны были деньги, и Аронян превратил эту безысходность в силу, играя агрессивно и нестандартно против своих прилично одетых противников. «Мне пришлось надрать им задницу», – сказал мне Аронян. Он добавил: «Они смотрят в твои глаза и понимают, что ты варвар, а дети обычно боятся дикарей». Затем он сделал паузу, чтобы официантка убрала со стола. «Во мне все еще есть варвар, я не позволю отобрать мою еду».

Аронян достиг уровня гроссмейстера в 2000 году, когда ему было семнадцать, но Армянская шахматная федерация неоднократно обходила его вниманием, отдавая предпочтение более опытным и известным игрокам. После того, как Армянская шахматная федерация отменила его турнир в Индии, его мать решила, что она достаточно повидала, и семья переместилась в Берлин. Неожиданно семья Аронян стала членом семимиллионного «спюрка», армянской диаспоры, созданной главным образом после геноцида 1915 года. Свободный от ожесточенной конкуренции и изоляции, Аронян процветал. Он сыграл более ста матчей в свой первый год в Германии. В 2002 году он выиграл чемпионат Армении по шахматам и стал чемпионом мира среди юниоров. Теперь он богатый человек.

В 1963 году, когда Петросян сражался с Михаилом Ботвинником на чемпионате мира, тысячи людей вышли на улицы Еревана, наблюдая за каждым движением гигантской демонстрационной доски на Оперной площади города. Победа Петросяна вызвала «шахматный бум» в стране, как рассказывал генеральный секретарь Армянской шахматной федерации Микаэль Андриасян. В последний раз, когда Армения выиграла шахматную Олимпиаду, были похожие торжества. (Армения не участвовала в прошлогодней олимпиаде, поскольку она проводилась в столице Азербайджана, Баку: Нагорно-Карабахский конфликт остается нерешенным.) Аронян сыграл ключевую роль во всех этих победах: в 2004 году Серж Саргсян, бывший Министр обороны страны, который стал главой Армянской шахматной федерации, уговорил Ароняна, который забрался в топ-100 мировых рейтингов, вернуться в сборную. (Четыре года спустя Саргсян был избран президентом Армении).

К 2005 году Аронян занял пятое место в мире и стал национальным героем в Армении. «Слава – большая честь, – сказал мне Аронян, – но она имеет две стороны». «Некоторые люди подбадривают вас, в то время как другие, которые, как правило, несчастны, – разделяют их несчастье», – сказал он. («Таксисты, – добавил он, – особенно резки с их критикой.) Аронян разделяет время между Берлином и Ереваном, где живет со своей невестой Арианн Каоли, которая представляла как Филиппины, так и Австралию на Женской шахматной Олимпиаде, а также работает в качестве консультанта. Аронян имеет небольшой круг друзей и редко выходит один. Он часто слушает классических композиторов: «Баха за его духовность и страсть, Брукнера за его структуру, Шуберта за его безмятежность и крепкую структуру, Малера за то, как он идет от маленького до грандиозного, Шостаковича за смиренную темноту»; и тренирует шахматные ходы в течение нескольких часов. Он сдерживает свои эмоции. Он часто оставляет погоню за невероятными победами, когда ему приходится довольствоваться ничьей. И он плохо проигрывает, обвиняя в этом что угодно, от места проведения турнира до широкой публики. После плохого выступления на турнире в Шардже, в Объединенных Арабских Эмиратах, в феврале он сказал мне, что проиграл, потому что он «не в настроении».

«Играя с Ароняном, Вы никогда не знаете, сделал он простой ход или же за ним что-то кроется, но лучше думать, что за ним что-то кроется» – рассказал мне по электронной почте Уэсли Со, американский шахматист, занимающий второе место в мире. Его беспорядочная манера напоминает таких великих людей, как Бобби Фишер и Каспаров, и контрастирует с современными мастерами игры, тихими гениями, которые играют с квантовой точностью. «Вы можете проявить себя в шахматной игре», – сказал мне Аронян, сравнивая это со своей любимой классической музыкой. «Вы можете играть как угодно, пока вы полны решимости бороться за идеи, которые вы вкладываете в свои шаги».

С 2012 по 2014 год Аронян занимал второе место в мире; большинство экспертов ожидало, что он бросит вызов норвежскому Магнусу Карлсену, трехкратному и действующему чемпиону мира. Но когда Аронян плохо выступил на Матче претендентов в 2014 году, шансы встретиться с действующим чемпионом мира упали. В прошлом году он также плохо выступил, значительно ниже отметки, необходимой для того, чтобы встретиться с Карлсеном для борьбы за титул чемпиона мира в Нью-Йорке в ноябре прошлого года. Через месяц после матча я встретился с Ароняном в гостинице в Лондоне. Он участвовал в London Chess Classic; сыграв шесть раз в ничью и проиграв два раза, он занял восьмое место из десяти. Было холодно и серо, а Аронян был уставшим. «Я знаю, что заслуживаю того, чтобы однажды стать чемпионом мира», – сказал он. Турнир в Шардже, спустя два месяца, был еще одним шансом восстановиться, но всё пошло не по плану. «Я еще ничего не добился в своей карьере», – сказал он мне по телефону после этого события. А потом добавил: «Я хочу одержать сокрушительную победу, которая заставит меня гордиться».

«Он, вероятно, слишком эмоционален, его мечта близка, поэтому видение размыто», – сказал мне голландский игрок Аниш Гири, занимающий двенадцатое место в мире. Возможно, некоторое расстояние от этой мечты помогло ему: в июне Аронян выиграл турнир по шахматам в Норвегии в Ставангере, нанеся Карлсену сокрушительное поражение, которого он ждал с 2003 года. «Здесь нельзя провести параллель со спортом», – сказал мне писатель и шахматист Малкольм Пейн, говоря о стратегии Ароняна. «Это лишь показывает, что этот человек мыслит невероятно глубоко, он очень основательно анализирует множество идей».

Промежуточный период был естественно непредсказуемым для Ароняна. Он плохо сыграл на турнире в Лёвене, в Бельгии, перед тем, как победить на немецком турнире. На прошлой неделе он соревновался в Женеве, что является одним из критериев, чтобы попасть в отбор игры на Матче претендентов в следующем году. Его следующий шанс блеснуть – это трехсотдолларовый призовой фонд Sinquefield Cup, который начинается 31 июля в Сент-Луисе. Аронян, скорее всего, пройдет отбор, но это не гарантировано. Он снова должен потрудиться.

Хотя многим из нынешних игроков около двадцати лет, история показывает, что Аронян сейчас в том возрасте, когда его силы должны достигнуть максимума; Петросян выиграл титул чемпиона мира в тридцать три года. Аронян хочет дать Армении еще одну победу и помочь ей оставить прошлое позади. «Я чувствую, что я обязан своей нации, своей стране за их любовь», – сказал он мне. Поражение, по его мнению, будет не только личным, но и всеобщим разочарованием. «Мы всегда мечтаем о том, когда придет наше время, и справедливость будет восстановлена», – сказал он. «Я чувствую, что это мой долг».

© Источник: newyorker.com

© Автор: Шон Уильямс – британский писатель и журналист.

© Перевод: Лилит Ерицянarmeniangc.com

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Пока оценок нет)
Загрузка...

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять о
avatar
wpDiscuz