Image Image Image Image Image Image Image Image Image Image

Armenian Global Community | Вместе в светлое будущее!

Scroll to top

Top

Пощёчина

Пощечина - Ашот БегларянПощёчина – Ашот Бегларян

Сосиска

Накануне вечером почтальон принёс ему небольшую бандероль от старого друга из периферии. В ней оказалась горсточка муки и скупая записка: «Дорогой Григор, мужайся! Твой Мукуч».

«Что бы это значило?» – шёл и думал Григор Мушегович Каркарян.

Была ли это новогодняя шутка или что-то другое, но, исколесив с утра чуть ли не полгорода, Григор Мушегович ни в одном из «хлебных» не увидел хлеба. Длинные очереди выходили далеко за пределы магазинов.




В поисках исчезнувшего хлеба Каркарян оказался на улице Царя Врама Шапуха.
Улица медленно покрывалась снегом…

Не поворачивая головы, Григор Мушегович покосился налево, и правая бровь его,
подпрыгнув, застыла в неестественной позе. Чудная картина предстала взору преподавателя латинского языка: синий от холода красавец с лихо подкрученными усами джигита стоял в гордом одиночестве на фоне высоченной горы из сосисок.
Теперь уже правым глазом Каркарян покосился на дощечку с красными знаками: «1
кг – 55 р.», и брови его сошлись у переносицы.

«У-у !..» – мысленно произнёс он и прошёл мимо.
Через несколько шагов подумал: «Взять, что ли, полкило?» – повернул обратно и
снова покосился на ценник.

– Продаёте? – скорбным голосом спросила пожилая женщина рядом с Григором
Мушеговичем.

– Нет, только показываем, – отшутился продавец и почему-то заговорщически
подмигнул Каркаряну.

«Ну его к чёрту! Дороговато! Обойдёмся без сосисок», – решил Григор Мушегович и
сделал поворот на сто восемьдесят градусов.
Но тут вспомнив, что новогодние яства, запас которых он со своей старушкой доедал
эти два дня, исчерпались и к ужину нечего будет приготовить, решился: «Возьму!»,
повернул было обратно, однако, поймав на себе насмешливо-сочувствующий взгляд
синего продавца, вошёл помимо своей воли в двери ювелирного магазина напротив.

– Ба! Григор Мушегович! – плотный мужчина в чёрном на меху пальто стиснул его в

свои объятья.

– С Новым годом! Сколько лет, сколько зим!
Каркарян едва узнал своего бывшего коллегу по университету, вовремя
покинувшего храм науки и открывшего у себя на дому небольшой цех по шитью обуви.

– Ну, как самочувствие? – спросил сапожник, словно у больного, но быстро
поправился. – А ты всё молодеешь, смотрю! – здоровая улыбка играла на его лице.
Оправившись от первой неожиданности, Григор Мушегович рассыпался в ответных
любезностях.

– Вот, прохожу – а там сосиски продают, – бывший коллега поднял пузатый
целлофановый пакет. – Недорого! Советую как друг – бери.

– Спасибо…

«Недорого, говоришь, дружище?! – спросил себя Григор Мушегович, когда
собеседник удалился. – Видал: был сапожником, выбился в люди – стал доцентом, теперь
снова подался в сапожники?! Конъюнктурщик! Зато – Человек!!! А чем я хуже? Разве я не
человек?..»

Продолжение читайте скачав книгу по ссылке