Image Image Image Image Image Image Image Image Image Image

Armenian Global Community | Вместе в светлое будущее!

Scroll to top

Top

Нет комментариев

Режиссер Армен Гаспарян о «золотом стандарте идиотизма»

Режиссера Армена Гаспаряна знают не только как документалиста, и больше в таких странах как Италия, Россия, Германия, Турция, но не в самой Армении. Так, сценарий для игрового фильма о депортации немецкого населения из Калининграда (Кенигсберга) стал лауреатом Baltic Event в Таллине. Наши корреспонденты Рузанна Диланян и Татевик Тахмазян встретились с Арменом в одном из ереванских кафе, чтобы поговорить про его фильмы, армянский кинематограф и родной Ленинакан.

(слева направо) Татевик Тахмазян, Армен Гаспарян, Рузанна Диланян

(слева направо) Татевик Тахмазян, Армен Гаспарян, Рузанна Диланян




Татевик Тахмазян: Армен, мы знаем, что вас пригласили на радио.
Армен Гаспарян: Да, меня пригласили на Общественное радио №1, чтобы поговорить о фильме «Землетрясение».

Татевик: Почему именно Вас?
Армен: Потому, что я ленинаканец. В Ереване ни у кого духа не хватает, чтобы сказать правду о фильме.

Рузанна Диланян: Знаю, что в фильме много русского фактора.
Армен: Да, одним словом они (авторы — прим.ред) хотят сказать, что без русских наш народ ничего делать не может. Это не фильм, а порнография.

Татевик: Как Вы вообще оцениваете работу армянских режиссеров?
Армен: В Армении как такового кинематографа нет. То, что снимают в Армении — это смесь «Ералаша», КВНа и программы «Что? Где? Когда?».

Татевик: Вы даже из наших старых фильмов ничего не выделите?
Армен: Только два, «Треугольник» и «Мы и наши горы», потому что они сняты по всем законам тогдашнего мирового кинопроцесса. Они должны были стать основой для нашей национальной школы, но этого не произошло.


Татевик: Как Вы думаете, в чем причина того, что вы известны больше за рубежом, чем в Армении?
Армен: Во-первых, я долгое время жил за рубежом. В основном я учился и работал в России, Италии, Германии, во Франции. Я писал сценарии не только для документальных фильмов, но и для художественных. Потом я приехал в Армению и снял 4 фильма.
Татевик: И первый фильм был «Армянский хлеб»…
Армен: Да, этот фильм участвует в 6 судебных разбирательствах.

Татевик: Настоятель церкви Святой Екатерины в Санкт-Петербурге Саркис Чопурян, от имени Первопрестольного Святого Эчмиадзина, потребовал отстранить фильм «Армянский хлеб» от участия в стартовавшем 19 ноября кинофестивале христианских фильмов «Невский благовест» и начались Ваши проблемы с церковью, хотя Вы не понимали в чем дело. В конце концов, Ваша проблема была связана с Армянской Апостольской церквью, как в то время заявляли все СМИ, или только с некоторыми ее представителями? Как решилась эта проблема?

Армен: В Армении, священники ранимы на столько, на сколько беременные женщины и дети. Их нельзя обижать. Некоторые представители говорили от имени церкви. Фильм “Армянский хлеб” был очень успешным. Если вы смотрели фильм, то знаете, что он о камне, который был за границей. Я приехал из Москвы. Оказалось, что камень московской церкви увозят оттуда. Священники обманули, сказав, что камень не оригинал. Но в моем фильме четко видно то, что камень нормальный. Поэтому они зациклились на мне и угрожали. Они потребовали остановить съемки, но так как у меня был контракт с представителями из Германии, это дало мне право продолжить свою работу. Тогда моему фильму улыбнулась большая удача за рубежом. Например, в Беларуси его показали на канале “24 ДОК” в день независимости Армении. Потом на кинофестивале “Радонеж” я получил медаль за этот фильм, далее состоялась его презентация в Армении. На презентации присутствовали все послы всех страны, и тогда, те кто мне угрожал стали уже боятся меня. Статья, по которой подали меня в суд, звучала примерно так: »Мошенническим путем полученное разрешение на съемки в культовых сооружениях’’. Ни в каком уголовном кодексе нет такой статьи! Эта была их формулировка.

Режиссер Армен Гасапарян
Татевик: А как Вы решили, что именно такое название должен иметь этот фильм? Ведь в фильме нет сцен с хлебом.

Армен: Кино нельзя снимать по принципу: “Что вижу, то пою”. Задача была режиссерской. В фильме не должно было быть ни одного кадра с хлебом, но зритель должен был понять, что хлеб – это символ и что в данном фильме он означает. Это трудная задача. На кинофестивале “Радонеж” членами жюри были Юрий Арабов и известный режиссер Владимир Хотиненко. Они сказали, что когда в списке увидели название фильма, при всей уважении к Армении подумали, что сейчас должны смотреть как пекут лаваш. Во время просмотра фильма все ждали хлеба, а хлеба нет и оказывается хлеб – это камень. Так вот на самом влиятельном кинофестивале в Москве мне дали приз за лучшую операторскую работу. Потом фильм отвезли в Америку, далее показали в Ватикане, в Беларуси, и это не считая многих других фестивалей. Фильм «Армянский хлеб» показали в 40 странах мира. В Армении этот фильм показали в образовательном центре «Мхитар Себастаци», в ЕГУ. Также он участвовал в фестивале «Золотой абрикос».

Рузанна: А в Армении Вы никогда не получали премии или награды?
Армен: Нет, ни разу. Позже я снял фильм “Украденное детство”, у которого в Армении был 21 отказ.
Татевик: Понятно, что проблема фильма «Армянский хлеб» была связана с церковью, почему фильм «Украденное детство» имел столько отказов в Армении?
Армен: Это еще более скандальная ситуация, потому что они (власти — прим.ред) не хотели видеть проблемы Ленинакана. Для них уже автоматически тема Ленинакана антигосударственная. Я снял один фильм »Свидетели затмения», когда был очень молодым. Этот фильм показали в Италии, потом меня пригласили в Чехию на пресс-конференцию и спросили: »10 лет прошло, а город еще не восстановили?», я сказал, что нет. В позапрошлом году я был в Италии и меня снова спросили: «Прошло 26 лет и город еще не восстановили?».
Так как у меня была уже дебильная скандальная репутация после фильма »Армянский хлеб», со мной уже не хотели связываться. Когда они узнали, что фильм о жестокой правде, о детях Ленинакана, они отказались. За этот фильм в Турции я получил награду »Лучшего режиссера». Приз назывался «Миллет Дарех», «миллет» — это «народ», а «дарех» — это наша рыба тарех.
Фильм должны были показать в Славянском и Американском университетах, но испугались. На моей странице в Фейсбук они прочитали мою запись, где я говорю о проблемах города, и что по статистике в Армении, в Ширакской области самый высокий уровень нищеты и миграции. У нас есть граница с Турцией и есть деревни где мужчин не осталось.

Рузанна: Я прожила в Ленинакане несколько дней и заметила, что в квартирах почти никто не живет.
Армен: Я объясню. Человек живет в домике, у него нет денег. По дебильной программе ему дают квартиру. Когда дом большой, расходы увеличиваются, а у него нет работы. И что ему делать с этой новой квартирой? Бывает, когда дом продают и пропивают или становятся наркоманами.

Татевик: Вы говорили, что фильм »Украденное детство» ломает «золотой стандарт идиотизма». Что Вы имели в виду?
Армен: В Армении в любой сфере есть идиоты. Ответив на Ваш вопрос, могу сказать, что эта болезнь осталась еще с советских времен. Когда человек хочет принести что-то другое, всегда создают для него враждебную обстановку. Турецкие и иранские армяне принесли сюда сказку и если они все снова приедут сюда из Турции, Сирии, Ливана, их выгонят.

Тоже самое можно сказать про кино в Армении. Моя хорошая знакомая Сирануш Галстян пишет книгу «История кино Армении», а я ей говорю «об этом можно написать курсовую работу только или реферат в Фейсбуке». Я и сейчас могу конспектировать и рассказать историю нашего кино. Был Амо Бекназарян, он приехал в Армению из Москвы. Снял первый армянский фильм «Намус», первую армянскую комедию «Шор и Шоршор», первый звуковой фильм «Пепо» и первый армянский исторический фильм «Давид Бек». Он был основателем всего! Но его выгнали! Был такой внутренний закон, когда кто-то приезжает его тут же встречают враждебно. Это я и называю «золотым стандартом идиотизма».

Они так же испугались, когда сюда приехал Параджанов. Они боятся, что рядом с этими людьми они будут непонятно кем. Они так же выгнали абсолютного гения Артавазда Пелешяна. Потому что его присутствие здесь тоже нарушает этот стандарт. У нас была бы очень хорошая школа, если бы другим позволили приехать сюда и создать эту школу.
С фильмом «Наш двор» армянское кино превратилось в КВН, фильм «Гарегин Нжде» — это Ералаш и я говорю об этом как профессиональный драматург. У нас есть фильм про Гарегина Нжде, который снял Амо Бекназарян и называется этот фильм «Зангезур». Не считая одиозный образ Гарегина Нжде, поскольку фильм снят в 1937 году — это кино мирового масштаба.

Рузанна: Давайте поговорим про наших актеров.
Армен: Это национальная катастрофа! Армянская театральная школа формировалась на основе русской театральной школы. Ленинаканская театральная школа хорошая, потому что там основоположником был Вардан Ачемян, который был учеником Рубена Симонова, а тот был учеником Вахтангова, который был учеником Станиславского. Они создали целое поколение великих актеров, это: Ваграм Папазян, Грачя Нерсисян, Авет Аветисян, Давид Малян. Они создали определенный стандарт качества. После них пришло новое хорошее поколение, это: Хорен Абраамян, Сос Саргсян, Армен Джигарханян, Фрунзик Мкртчян. После них — пустота. Развалился советский союз и актерское мастерство, которое должно было пройти через поколение в поколение, оно остановилось, и вместо него пришел КВН. Единственный актер, который мне нравится — это Ашот Адамян.

Рузанна: Было ли у Вас желание преподавать в Ереванском государственном институте театра и кино и обучать новое поколение?
Армен — В Ленинакане меня пригласили, но опять обиделись. Потому что я сказал, что мне надо их преподавателям преподавать. Если студент пятого курса не знает первый закон сценария, виноват преподаватель.

Рузанна: У нас нет гениев.
Армен: Вот поэтому грузинские фильмы номинируются на «Оскар», а армянские нет.

Татевик: Правильно ли, когда сравнивают адаптированные (написаны на основе литературных материалов) и оригинальные (авторские) сценарии?
Армен: Вопрос хороший. У каждого свои сложности, поэтому премию «Оскар» отдельно дают и за одно и за другое.
Татевик: У нас много новых адаптированных сценариев, «Убитый голубь», «Дневник крестокрада», «Артист» они тоже Вам не нравятся?
Армен: Есть очень хорошая фраза: «Экран все рассудит».

Постер фильма ''Украденное детство''

Постер фильма »Украденное детство»

Татевик: Как Вы выбрали главную героиню для фильма «Украденное детство»? Хочу сказать, что она потрясающая!
Армен: У меня было 150 фотографий, я разговаривал с ними и в конце сделал свой выбор.

Татевик: «Вы думаете, что пишете сценарий? Вы пишете свою судьбу». Можно сказать, что Ваши сценарии связаны с Вашей судьбой?
Армен: Кстати, эту фразу говорил мой профессор. Однажды я сидел, писал, а он подошел и сказал мне: «Вы думаете, что пишете сценарий? Вы пишете свою судьбу».

Армен Гаспарян - режиссер
Татевик: В 2014 году Вы решили написать книгу. О чем она?
Армен: Книга называется «Изношенное зеркало городского киномеханика». Книга о моем детстве. Я жду рецензии, чтобы ее напечатать. Но это произойдет или в России или в Беларуси.
Татевик: Вы сказали, что пишете книгу «потому что жалко», жалко кого?
Армен: Я такое говорил?
Татевик: Да! Такая запись есть на Вашей странице в Фейсбуке. Может Вы хотите этой книгой открыть глаза людям?
Армен: Скорее всего — да. Я думаю, что мне было жалко город. Сейчас нет города Ленинакана, это не тот город, который был и должен быть. У этого города совсем другое прошлое. И сейчас есть блюдо, которое в Ереване готовить не умеют. Даже в плохих условиях, сейчас Ленинакан на первом месте по спорту, культуре. Ленинакан единственный город в Армении, где есть 19 век. Мало кто об этом знает. В Ереване ни одного здания нет 19 века, а в Ленинакане – целый квартал. Там деревянные двери на обычных домах. На 16 улице сняты все армянские фильмы. Там есть ворота, которые называются »киноворота» и на этой улице сняты практически все фильмы «Армфильма».

Татевик: Почему «Ленинакан», а не «Гюмри»?
Армен: Когда я родился, город назывался Ленинакан. Левон Тер-Петросян предложил название «Гюмри», это старое название, которое имеет турецкое происхождение. А русское название «Александрополь» слишком царское.

Татевик: Когда пересматриваете свои фильмы, у Вас появляется желание что-то изменить в них?
Армен: Я всегда нахожу дефекты. Вот сейчас пересматриваю фильм «Украденное детство» и думаю, что это вообще драматургически неправильный фильм. После него я снял еще два фильма: «Белый день» и «Открытые двери». «Белый день» я снял в течении одного дня. Я поставил перед собой другую режиссерскую задачу: создать трагедию памяти на основе ног, рук, глаз, жестов. Ни одного диалога! В Беларуси получил приз за «Высокое кинематографическое мастерство показа исторической памяти армянского народа».

Татевик: Назовите главный принцип работы Армена Гаспаряна. Чем он отличается от других?
Армен: Мой главный принцип – избежать пошлости!

Рузанна: Как Вы относитесь к армянскому телевидению?
Армен: Я смотрю его с антибиотиками. Здоровый человек не может смотреть армянское телевидение. Оно для больной обезьяны, потому что здоровая обезьяна может воспользоваться пультом и выключить.

Татевик: Чего нового ждать от Вас?
Армен: Сейчас я полностью занят новым фильмом, называется он «Последний город». У меня есть еще несколько очень серьезных предложений. Одно из них я получил из Америки, люди специально приехали в Ленинакан, чтобы найти меня. У меня еще два готовых сценария фильмов про геноцид. Один из этих фильмов называется »Ключи».

© Беседовали: Рузанна Диланян и Татевик Тахмазян

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомлять о